Александр Невский. Художник Юрий Пантюхин

Святой благоверный Александр Невский

Александр Невский, св. великий князь владимирский, великий стоятель за землю Русскую и веру православную. Сын вел. кн. Ярослава Всеволодовича, внук св. Андрея Боголюбского и правнук Владимира Мономаха, св. Александр Невский родился 30 мая 1220 г. и под влиянием своей благочестивой матери св. кн. Феодосии получил хорошее по-тогдашнему воспитание, носившее глубокорелигиозный характер, так что был „от младых ногтей всякому делу благу научен».

Свою юность он большею частью провел в Новгороде, где, будучи в 1228 г. князем, ознакомился с печальными смутами неустроенного народоправства и в то же время подготовился к тем великим подвигам, какие ему предоставлено было совершить для блага Русской земли. К тому времени уже вполне определилось мировое положение России, как страны, которой предназначено было остаться навсегда могучей хранительницей православия от все усиливавшихся посягательств римских пап подчинить весь христианский мир своей незаконной власти. Сами папы, стоя на вершине своего могущества, когда один из них мог даже горделиво сказать: “весь запад почитает нас за земного бога“, конечно очень желали подчинить себе и могуче выдвигавшийся на историческую сцену многочисленный русский народ. Некоторые славянские народы, как поляки и чехи, уже подчинились папству, крестоносцы завоевали Византию, произведя в ней всевозможные неистовства и теперь очередь оставалась за Россией. Но так как невозможно было надеяться на добровольное подчинение его, то папы не прочь были употребить и „мирской меч“. И вот по мановению из Рима объявлен был (буллою от 9 дек. 1237 г. на имя упсальского архиепископа) крестовый поход, имевший первою своею целию наказать возмутившихся против латинской пропаганды финнов, но вместе и против русских. Папа Григорий IX всем участникам похода обещал прощение грехов, а павшим в бою – вечное блаженство. Под влиянием ревностной проповеди, собралось многочисленное войско, двинувшееся на кораблях в сопровождении „честных бискупов“ и множества духовенства с крестом вместо знамени и с пением священных гимнов. Во главе войска стоял знаменитый шведский вельможа Биргер, – опытный военачальник, под управлением которого крестоносный флот прошел в Неву, откуда предполагал, взявши Ладогу, прямо ударит на Новгород. Видя грозную опасность, молодой новгородский князь Александр “разгорелся сердцем” и, собрав дружину и вознеся горячую молитву в соборе св. Софии, двинулся на встречу врагу. „Братие, обратился с краткою, но сильною речью к своей дружине: не в силе Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии во оружии и сии на конех, мы же во имя Господа нашего призовем… Не убоимся множества разных, яко с нами Бог“!

Не в силе Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии во оружии и сии на конех, мы же во имя Господа нашего призовем… Не убоимся множества разных, яко с нами Бог!

15 июля 1240 г. князь как орел налетел на беспечно остановившегося у устья Ижоры врага и нанес ему решительное поражение. Небесную помощь в этой славной битве Александр получил от свв. Бориса и Глеба, явившихся ему накануне в ночном видении. “Римляне побеждены и посрамлены”, – радостно восклицали новгородцы, вполне понимая, с каким собственно врагом им пришлось иметь дело. И это был, действительно, первый славный отпор со стороны русских грозному завоевательному движению латинства на православно-русский восток, и виновник его справедливо получил титул Невского.

Александр Невский
Худ. П.Д. Корин

Между тем движение западного латино-германского мира на восток обнаружилось с другой стороны. В XIII веке западное балтийское побережье сделалось местом усиленной пропаганды немцев, которые силой принуждали к крещению населявших его ливонцев. Для более успешного обращения их основан был ливонский орден Меченосцев; и, этот, полурелигиозный, полувоенный орден начал вести успешную религиозную и политическую пропаганду среди местного населения. Так как оно успело уже подвергнуться влиянию со стороны русских торговых поселений (Кукенойса и Герсина), то рыцари ордена не преминули разрушить эти очаги нежелательного им влияния. И вот первым пал Кукенопс, а затем и Герсин, причем душа всего этого движения “добрый и верный пастырь Альберт” (епископ ливонский) предлагал разрушить там православный храм и обобрать св. иконы и колокола. Гроза все ближе надвигалась. Взяты были „железными людьми“ и Юрьев и, наконец, Псков. Папа ликовал и требовал дальнейшего завоевания. Между тем в Новгороде была страшная неурядица, так что и доблестный князь его Александр должен был удалиться из него. Но когда беда уже надвигалась на самый Новгород, новгородцы образумились и просили князя возвратиться к ним и помочь им отразить врага. И доблестный князь, забыв причиненную ему вольницей обиду, с дружиной двинулся против торжествующего врага. Прежде всего был освобожден Псков, а затем на Чудском Озере в знаменитом „Ледовом побоище“ (5 апреля 1242 г.) Александр на голову разбил грозного, закованного в железные латы неприятеля. Эта победа окончательно подорвала силы ливонского ордена и германо-латинскому миру положен был предел в его движении на правосл.-русский восток. После этого еще со стороны ливонской земли делались набеги на русские области, особенно когда к ливонскому ордену присоединился тевтонский. Но достаточно было появиться Александру Невскому, чтобы опасность устранилась и с этой стороны.

Но если тяжела и трудна была борьба с германо-латинским западом, то уже совсем невозможна была никакая борьба со страшным азиатским врагом – монголами. Поэтому Александр (с 1252 г. вел. кн. владимирский) в отношении к ним держался другой политики, стараясь покорностью отвращать от народа угрожавшие ему от татар бедствия, и в этом отношении много сделал для облегчения участи покоренного варварами народа. С этою целью он сам четыре раза ездил в орду и своею мудростью достиг многих важных для народа облегчений. И народ высоко ценил эту его государственную мудрость, и горько оплакивал своего возлюбленного князя, когда он на обратном пути из орды занемог и скончался в Городце Волжском 14 ноября 1263 г. Когда печальная весть об этом дошла до Владимира, то митрополит Кирилл объявил о ней народу в трогательных словах: “Чада моя милая, разумейте, яко зайде солнце Русской земли”, и весь народ, задушаемый слезами, мог только воскликнуть: „уже погибаем“! И, действительно, в его лице Русская земля лишилась великого подвижника за веру и отечество, который, по словам летописца, „много потрудился за землю Русскую, за Новгород и за Псков, за все великое княжение отдавая живот свой и за православную веру “. Церковь, истинная выразительница народной совести, причла его к лику святых.

Нетленные мощи его, открытые в 1380 г., по воле императора Петра I были торжественно перенесены (1724 г.) в новооснованную им столицу, где и покоятся в Александро-Невской Лавре доселе в богатейшей серебряной раке, пожертвованной от благочестивого усердия императрицы Елизаветы Петровны.

проф. Александр Лопухин